Она смотрела вопрошающе на всех собравшихся, и нас, и ветерана с его попутчиками.

- Да-да, хотим, несите, съедим – быстро откликнулся ветеран и особенно его «попутчики», словно боялись, что мы их опередим, и им мало достанется.

Это два упитанных дядьки, без отчётливых следов интеллекта на головах, про которые проще сказать что они «в неё ещё и едят».

Быстро умяв обломившуюся халяву, они достали сигареты и довольные закурили, глядя на бурный пейзаж перед собой, и как ветеран суетливо побежал к воде отмывать за ними котелок.

- Х-хе, - процедил Грей, вспомнив эпизод с поедателями капусты в романе «12 стульев» - Сиротки… - А вот это интересней… - впереди, на воде, почти на границе видимости, среди бушующих волн стали появляться один за другим столбы водяной пыли.

Нас же кроме прочего это всё утвердило в мысли, что тоже не мешает подкрепится.

Соорудив защиту от ветра из брошенных туристами картонных коробок, удалось довольно оперативно приготовить еду и напиться горячего чая.

Всё это происходило на фоне картин навевающих апокалипсические настроения: катера приходят с озера, в спешке оттуда выпрыгивают находившиеся внутри и стараются как можно дальше на берег вытянуть суда.

Волна поднялась такая, что даже большой баркас у пирса стало кидать как игрушку, мужики-катершики с воем держат концы-чалки на берегу, в то время как их катера так и норовят уйти в вольное плаванье дёргая своих хозяев за собой.

Разумеется пошёл дождь, но не проливной и лаже не частый, редкие но крупные капли били в песок, но до нас под деревьями не доходили.

Когда идешь на конях, то при непогоде смотришь, как они, кони, стоят к ветру: если задом – то лучше не дёргаться, и ждать, когда всё закончится.

Так и тут – мы смотрим на катерщиков в ожидании, когда они успокоятся.

И вот ветер спал, баркас затих, люди потянулись в катера чтобы уплыть на свои базы, куда их не пустил шторм.

Но прибой оставался довольно значимым, и прихватив с собой кружку с горячим чаем, вместе с Греем спустились к берегу, дабы посмотреть в водяную даль.

Хотя хмуро и тучи низко, белые буруны ходят там, но уже понятно, что шторм позади.

И обломок катера… -Будем искать другого капитана… - А простите… Вы откуда идёте?

Мы рассказали, заодно узнали, что его зовут Сергеем, и что он из Нижнего Новгорода, вместе с сиротками.

- Ну что же, это вполне… Меня часто по телевиденью показывают, я пишу стихи, рассказы… - О, знаете ли, мы тоже.

- Ну как, - немного не ожидавший вопроса Сергей собрался с мыслями глядя в озёрно-морской горизонт, - Вот, показать им Алтай, - очевидно имея ввиду сироток проговорил он, - Ну и рассказать потом как тут и что.

- Для того, что бы люди хоть как-то понимали, что в природе всё взаимосвязано, и что с ней можно и нужно общаться.

- Это да… Только вот местные… - А что с ними не так?

Вот ехали, там голосовал один, ну проехали, а он хвать булыжник, и как залепит, прям в стекло. - Ну и правильно сделал, - спокойно откоментировал Грей.

И вот я заметил, да и все мы, одну потрясающую закономерность: если едет авто, джип не местный – то пролетит и пылью окатит.

А вот местные – и притормаживают, чтобы не пылить, и если что – остановятся, спросят, не нужна ли помощь.

Вот и мы тоже испытывали сильное искушение засветить камнем вслед многим авто.

Я переглянулся с Греем: всё и так понятно… Вернувшись к деревьям, мы увидели красивую двойную радугу над берегом, и бросились ей фоторгафировать.

Тем временем начинает вечереть, солнце двинулось в закат, хоть и за облаками, и надо думать, не вставать ли нам на ночь где-то тут снова.

Решили, что если до 21:00 катера не будет, то встаём.

Но вот из водной мглы появился знакомый белый силуэт.

Хватаем пожитки и начинаем подтягиваться к берегу – за нами.

Сергей с Сиротками конечно тут как тут, но уверенный вид капитана, опускающего трап, говорит о том, что влезут все.

- Я на нём как-то восьмерых с рюкзаками и велосипедами перевозил, смекаешь.

- Я четыре часа шторм пережидал в лагуне, там, за мысом… Волны через крышу перехлёстывали.

Мы ещё не знали, что во время этого шторма один из прогулочных катеров набитый туристами встал бортом к волне, ему вышибло окна, и залило палубу.

Он дал большой крен и за несколько секунд ушёл под воду.

Люди в этот раз спаслись, потому что в спасжилетах были.

Здесь теперь всегда дождь… - А… Эм… А можно я на носу устроюсь?

- Понятно, лезь… Но имей ввиду, в Артыбаше дождь, давно уже идет.

Я с Гобом и Тиреа устроился в кабине, там же расположились сиротки с Сергеем-ветераном.

Велосипеды и укладки почти полностью ушли в носовой отсек, только один оставили в кабине – просто лень его туда пихать, когда места ещё навалом осталось.

- Ну, ребяты, прощай свобода, теперь назад, в цивилизацию, - понимая наше странное настроение молвил капитан, и повернул ручку тяги.

Вообще изнутри кабина весьма цивильна – приятные скамейки у стен, эхолот, локатор, компас, всё как положено. Грей добротно расположился на носу слева, чтобы не закрывать обзор, и взял наизготовку фотоаппарат.

Мотор гудит не так громко, как ожидалось, но уже любой технический звук режет слух.